Category: рыбалка

Category was added automatically. Read all entries about "рыбалка".

astrolaz_w

выход из тени 2

вот побывал  на выходных на рыбалке в Пошехонье. Замечательное место. Отдохнул наконец-то...
собственно вот и я.

 
на бережку...


а это вот нынче я теперь так выгляжу.
надеюсь не сильно напугал.
promo astrolaz january 14, 2014 21:04 45
Buy for 10 tokens
Продолжаю тему кодировок Нострадамуса начатую ранее. Сразу необходимо оговорить следующие условия, что смотреть, сверять, проверять и отталкиваться необходимо от оригиналов текста изданных при жизни Автора в первую очередь, а также некоторых изданий под водительством доверенных лиц (например,…
бунгалище

прилет

вот все же сегодня на совещалове определилось. 20го полечу в Уренгой. Так что все кто ждал - ждите. Может чуть раньше попробую. Наверно на неделю.
Потом еще должно быть в сентябре, но это пока далеко и не определенно.

кому каких гостинцев из столицы везти - пишите.
Amid`у: составь список что надо для рыбалки (лески, блесны и пр.). В аську или сюда настучи. Я полагаю сегодня ты уже там...
  • Current Mood
    hopeful hopeful
бунгалище

рыбалка на троих (окончание)

Второй день:

Просыпаюсь от того, что холод и сырость тумана пронизали все мое тело. Отходняк. Подкладываю дров в потухший костер, который за ночь прогорел, но оставшиеся головешки вполне дают возможность его заново раздуть. Треск костра уже начинает согревать хотя бы мысли, и вновь дает надежду, что не все так плохо на этом свете.

Светает. Туман настолько плотен, что противоположного берега не видно. До полного восхода еще далеко, но достаточно светло чтоб вновь садиться за весла. Бужу дона Диметра.. Кряхтя и откашливаясь, он стал прыгать вокруг костра для согрева. Быстренько ставим остатки вчерашнего чая на огонь, который к этому моменту уже вовсю плясал на подложенных поленьях.

И бегом в наше каное. Пора расставить наши последние рыбацкие силки. Анвареса пока не стали поднимать, все равно лодка на двоих, а отрывать ото сна без особой надобности ни к чему. Гребем, выбираем место. Эта сетка самая длинная и потому нужно поставить грамотно, чтобы получился толк.

Сложное это дело. Как уже говорил, весь залив, хоть он и широкий и длинный, был перегорожен вдоль и поперек сетками иных мастеров своего дела. Накануне смотрели, как опытные, по всему, рыбаки обслуживали свои сетки. Время от времени с перерывом на час-два они проплывали вдоль своих паутин, контролируя наличие и делая очистку. С пустыми шаландами ни кто ни когда не возвращался. Особо, как выяснилось позднее, весь лов происходит ночью, т.к. рыба приходит в движение, а днем она просто останавливается. Вчера, когда мы (как менее опытные рыбаки) отходили ко сну, мимо нас как шахтеры с фонариками на бошках, сновали туда-сюда рыбаки со своими трофеями. Ну что ж, мы не настолько были подготовленными и на этом месте впервые, то нас вполне мог бы устроить и результат по скромнее.

Ставим нашу основную, как потом показало время, рабочую паутину. Примерялись долго. Получилось почти поперек. Две поменьше поставили в небольшой заводи. Но тут замечаем, что в только что поставленной сетке, которая самая длинная, что-то затрепетало. Вот оно – рыбацкое счастье! Через некоторое время у нас уже в лодке, шлепая хвостами, кувыркались первые рыбины.

Остатки тумана разметали первые лучи солнца. Начало дня, радовало хорошей погодой. С уходом тумана появился гнус, который не только звенел в ушах, но и отгрызал эти же уши. Разбуженный Анварес радовался первым трофеям, как ребенок. Было решено плотно позавтракать, а позже когда будут пойманы еще рыбки, закоптить и отведать, а оставшуюся, отвезти женам на пробу.

Сказано – сделано. Потрапезничали. Я отправил своих друзей проверять наши рабочие авоськи. Сам занялся очагом, который уже к этому моменту сильно истощился. Поплелся за дровами. Оказывается собирать дрова при свете гораздо удобнее, чем в темноте. Сразу обнаружилось, что дрова в лесу есть. Пару ходок и очаг обеспечен до конца дня. Подкрепился ягодами, которых в округе тоже оказалось прилично. Местные птицы завели какие-то свои мелодии навстречу солнцу. С рассветом обнаружилось, что здесь вообще много разной дичи, всюду плавали выводки уток. Про вечернего лося я уже молчу… Но сезон охоты пока не открыт, и потому все это ходит, плавает и крякает до поры до времени.

Растопил очаг под ожидаемый улов. Ловцы уже гребут к берегу, на лицах угадывается довольство уловом. Да, есть что закоптить. Суть да дело, пока прогорают дровины под копчение, чистим рыбу. Рука радуется, держа трофей.

Если кто помнит картину «охотники на привале», то это как раз она и есть. Рыба ароматно шкварчит на нашем дастархане, снятая с пылу-жару. Расположившись вокруг, начинаем наперебой делиться впечатлениями, что, кто, как. Усталость и недосыпанная ночь отступают, эмоции ищут свой выход. Апогей рыбалки: ожидания подкрепленные результатом. Много ли нужно для счастья.

Тут выясняется, что Анваресу пора собираться обратно, что-то не до конца он своего верного мула показал ветеринару. Его понять можно – дома молодая жена, которая не всегда довольна, когда дон Анварес ночует вне дома. Мы с доном Диметром, снабдив молодого семьянина рыбой, распрощавшись, отправились проверять наши неводы.
Эх, кто бы знал, что эти проводы затянутся. Проверили одну, проверяем дальше и тут видим на берегу нашего молодого героя. Безлошадного. Беда. Зная особую страсть Анвареса попадать в различного рода переплеты, то и этот раз не стал исключением. Срочно плывем к берегу.

Выясняется, что бричка нашего друга где-то застряла. Подробности со слов самого участника сложно было понять, т.к. эмоции просто захлестывали. Дон Диметр запрягает свой возок и отправляется на поиски брички друга. Оставшись в одиночестве, начал наводить порядок в нашем небольшом импровизированном лагере. Рассчитывал, что пол часа будет достаточно. В попытках половить на удочку, не приводит ни к каким результатам, не клюют даже ерши.

Припекает. Солнце дарит последние теплые дни. Бабье лето в разгаре. Начинаю кимарить, подставив морду солнцу. Легкий ветерок прогнал комаров, но стали появляться слепни. Из прерий тянуло легким ароматом местных трав. Лепота…

Возвращаются герои дня на своих бричках. Настроение Анвареса хуже некуда: «да чтоб я, да на вашу рыбалку…». Телега по самые ступицы в дерьме, по боку мула боевая царапина от кустов. Выясняется истинная причина – наш начинающий рыболов просто перепутал пути и поехал по какой-то козьей тропе, по которой и пешком то не просто ходить. Легкие пути – это не наш метод. Чертыхаясь и матеря весь свет, ну и конечно нас, наш герой принялся отмывать от грязи свой возок.

Каждый остался при своем мнении. Переубедить Анвареса, что рыбалка – это процесс философский и относиться к нему нужно соответственно, не принес результатов. Оставив его на берегу, отправляемся вновь проверять неводы.

Полдень. Совсем не по-осеннему припекает солнце. Плеск воды привносит умиротворение в душу. Проверяя сетку за сеткой, можно наблюдать протекающую за бортом жизнь, которая протекала, как и положено: со своим поворотами, изгибами, рукавами, прохождение которых дает нам опыт и стойкость.

Прожит еще один рыбацкий день. Обмен мнениями и советами со своими коллегами по промыслу обогащают мастерство. С каждым таким днем мы становимся закаленнее, к разного рода, передрягам. Нас не пугают ни мелкие не удачи, ни потери. Опыт – важная единица измерения наших побед, которые обязательно еще будут…






  • Current Mood
    ecstatic ecstatic
бунгалище

Рыбалка на троих…

Прошло две недели. Осень все более вступает в свои права. Сумеречные и ночные туманы с каждым разом все гуще. Заморозки не за горами. Местные прерии одеваются в пестрые багряные наряды – время сбора урожая. Вести с пампасов наполнены ожиданием приличных видов на урожай грибов и ягод. В природе все меняется, ни что не остается стабильным. Каждая тварь приходит в движение, предвкушая скорый приход зимы.

Рыба ищет, где лучше, а человек, где рыба – гласит древняя уругвайская мудрость. Мы, пытаясь не отстать от мудрости предков – туда же, т.е. за рыбой. Ориентируясь по рассказам бывалых, время менять диспозицию: пора уходить в протоки и заводи нашей могучей Параны. Стали изучать карты первопоселенцев и первооткрывателей земли уругвайской. По скудным сведениям мы составили наш предстоящий маршрут в одну из многочисленных заводей. Подготовка к поездке осуществлялась с размахом в надежде что рыбы будет…. Чтоб всю наловленную рыбу смочь забрать решили позвать в нашу компанию еще одного, тем более он давно уже хотел примкнуть.

Итак, трое фазендейрос засобирались на рыбалку: я, ваш покорный слуга (Антонио), мой сосед по гасиенде и друг дон Диметр и наш сотоварищ (молодой семьянин) – Анварес. Надо сказать, что Анварес отличается одной любопытной характерной чертой – на разные события он реагирует как ребенок: радуется как ребенок, если что-то удается, и огорчается как дитя, если что-то не так. И часто попадает в интересные ситуации в связи с тем, что его детская наивность и непосредственность с ним проделывает разного рода вензеля. Мы его очень любим и ценим именно за такой тип мышления (нам многим не хватает такой непосредственности).

Весь смысл рыбалки, если к ней подходить с правильной точки зрения, не в самой рыбалке, а в предвкушении ее. И вот всю неделю предвкушая оную, собирая и готовя снасти, (не побоюсь этого слова) вожделеем ее до самого того момента, пока собственно не произойдет. По такому глобальному, по нашим уругвайским меркам, случаю был приобретен утлый челн (утлый по размерам, но не по качеству), и несколько метров разнокалиберных сеток.

Как водится, ожидаем пятницу (как ожидаем см. ранее). Дон Диметр к концу пятничной жатвы подъехал за мной на своей бричке, чтоб не тратя время на разные разговоры отправится по ранее намеченному маршруту. Анварес собирался подъехать самостоятельно на своей, но после того как покажет своего мула ветеринару. Надо отметить, что мул у нашего приятеля был староват и часто то одно, то другое начинало болеть, и в такие дни он простаивал в стойле, от чего Анварес горестно сетовал, но продолжал относиться к нему с любовью и уважением.

Мы выдвинулись пока вдвоем. По дороге сверяем свой маршрут по огрызкам невнятных схем. Заметили заветные вешки, оставленные предыдущими рыбаками, пытавшимися проехать этой тропой. Пампасы расступались перед нами, но тропа, по которой мы пробирались, была еле угадываема. Бричку трясло на ухабах, дорога петляла и ветвилась на более узкие тропы. Вправо и влево промеж мелко растущего кустарника проглядывали, еще не собранные грибы. В головах вертится мысль, что сотоварищ наш вполне может не найти нужного направления и его необходимо будет встретить потом, вернувшись на основную дорогу. Продумываем ситуацию. Но рыбы-то тоже охота половить.

Впереди мелькнула кромка воды, вот еще поворот и мы выехали на очень маленький пятачок возле большого речного залива. Осматриваемся. На пятачке, кроме нас, стояли еще несколько различных бричек и возов, по всей видимости, таких же рыбаков, как и мы, но людей видно не было. Выбираем место поближе к воде, как нам кажется удачное. Дон Диметр выгружает весь, необходимый для организации нашего скромного бивуака скарб, и торопится на встречу нашего третьего компаньона.

Вечерело. Солнце пока не село, но приближение долгих сумерек уже угадывалось по длинным теням деревьев на воде. Штиль. Последние осенние комары яростно вгрызались в оголенные участки тела. Тумана пока не было, но все признаки указывали на то, что ночь будет сырой. На небе узкими полосами медленно потягивались остатки облаков. Вдалеке были слышны шумы большой воды: там неторопливо проходили пароходы и мелкие рыбацкие шхуны. До Параны от нашего места было приблизительно мили три, но звуки реки отчетливо разносились окрест.

Пытаюсь организовать площадку для лагеря. Берег имел невысокий уступ, поросший полу вытоптанной травой и невысоким, по краю, кустарником. На нем и решено было располагаться. Первым делом надо наладить наш челн и проверить его на плаву. Мне удалось достаточно ловко с ним управиться, и я перешел к снастям. Основной сеточный арсенал дон Диметр не стал вытаскивать и брички, чтоб лишний раз не привлекать к себе внимание. А я начал готовить у дочки к первому забросу.

Ни с чем не сравнимое ощущение. У тебя где-то в глубине ожидание того самого, уникального, что вот сейчас, вот-вот… Первый заброс. Регулируем глубину, подтягиваем, поплавок замер на нужной отметке. Ну вот раз, другой. Поплавок начал подтанцовывать, указывая на то, что по ту сторону лески кипит своя жизнь, свои страсти. Подсечка… Вытаскиваю на свет ерша. Да, путь к большой рыбе лежит через более мелких собратьев, куда без них. Философия рыбалки сводится к тому, что всегда есть способ оправдать ту или иную неудачу, всегда есть время поразмыслить над суетностью нашей бренной жизни и хитросплетению всех судеб и путей.

Пока я растекался в своих мыслеформах, подъехали коллеги. Дорога, судя по сияющему виду Анвареса, удалась. Его мул выглядел молодцевато и подтянуто, несмотря на продолжительную дорогу. Похлопав по его, видавшего виды, бокам, стал нахваливать, и сам еще более от этого расцветать и бодрится. У Анвареса также стал проглядывать рыбацкий азарт предвкушения самой рыбалки. Мы с доном Диметром решили пока сплавать вдвоем (наш скромный фрегат был рассчитан на двоих), а нашего молодого семьянина оставить по хозяйству: костерок, столик и прочее.

Солнце уже закатилось за горизонт. Закат сиял в его лучах. Мы почти бегом похватали все наши сетки и за весла – время убегало, а мы не солоно хлебавши. Мелкими гребками мы почавкали (другого слова не нашел) к противоположному берегу. Рыба хорошо клюет у противоположного берега – эта старая рыбацкая аксиома работает всегда и на любых водоемах. Подплываем. Еще издали было заметно, что мы здесь не единственные рыбаки. Ну а подплыв поближе это стало очевидно: весь залив вдоль и поперек был перегорожен сетками всех мастей и калибров. Мы – не одни. Но возникла попутно еще проблема: у нас нет жердей чтоб сетки привязывать, для чего срочно сошли на ближайшем берегу и на скорою руку настригли разновысоких копьеобразных палок из местного кустарника. И снова за работу. Метр за метром уходили в пучину бесчисленные многоячеистые нити. Раз за разом от колышка к колышку прокладывали все новые маршруты наших вероятных побед и удач.

Туман начинал сгущаться. Давно уже смолкли комары. Глаза с трудом уже различали очертания нашего берега. Пора возвращаться, чтоб завтра с новыми силами расставить другие силки, которые не успели сегодня.

На берегу кипит своя жизнь. То слева, то справа из тумана выплывают лодочки и челны всех калибров и мастей. Как я уже говорил, береговая полоса здесь была очень узкой и, пока мы были на берегу одни, нам хватало места, но как только все стали под вечер собираться в свои лагеря на ужин и стаканчик огненной воды, то лодки оказывались борт к борту с минимальными возможностями для маневра. А также оказалось, что наш лагерь был на самом бойком месте, т.е. возле этого самого причала. Ввиду изменившейся ситуации пришлось слегка передвинуть свои брички так, чтоб через наш лагерь никто не шарахался.

Сдвинулись как надо. Возникла иная непредвиденная ситуация (почему-то меня это давно не удивляет): Анварес весьма скромно собрал дров для костра и потому пришлось уже всем пялиться в местные пампасы в поисках подходящей древесины. А сумерки на дворе все плотнее, хотя еще и не ночь. Топор один. Теперь наша очередь через чужие огороды скакать. Поперлись к ближайшим деревьям в поисках сушняка. Сложное это дело на ощупь дрова рубить…

Когда выбрались из зарослей, во всех уголках неширокой полянки искрились огоньки костров, кроме нашего. Но мы вытянули несколько бревнышек, которыми пробороздили (случайно конечно) некоторые лагеря соседей, которые были ближе к лесу. Через некоторое время и наш костер стал рассыпаться снопом искр.

На душе повеселело. Стали раскладывать столик и нехитрую снедь. А снедь, надо отметить отдельно, действительно была бесхитростной – рыбы то мы не наловили пока. И потому бульонище пришлось варить из подручных материалов. Подручными материалами на этот раз оказались четыре разных бич-пакета, которые у меня были в котомке с незапамятных времен, шмот сала от дона Диметра из его хозяйств, и овощи с гасиенды Анвареса. Было что-то еще, не помню точно, но хорошо помню, что была огненная вода разных (х-х-х) мастей, в том числе коньяк, оставленный каким-то заезжим гринго в прежние времена.

Пока кастрюлька со своим содержимым пыталась закипеть и дойти до кондиции, дон Диметр решил прогуляться вдоль нашего вытянутого залива ближе к реке, разведать берег и сам залив (в темноте-то). Варево все равно еще не готово. Удачи. Я с Анваресом остался кашеварить. Время шло, кастрюля со своим содержимым уварилась как надо, дон Диметр что-то не возвращался… Пошли с Анваресом по кликать на встречу по тропе. Минут через десять подходит (подбегает) дон Диметр с круглыми глазами. Судорожно объясняет, что наткнулся на лося (ночь – напоминаю, и лось в прериях не к добру…). Пытаемся вытрясти правду: долгий маршрут вдоль берега так до реки не довел, но на обратном пути что-то в кустах хрясь… Кто-то в кустах что-то …, но видимо лось, со слов очевидца.

На сегодня хватит приключений. Рассаживаемся за нашим скромным столиком возле костра и делясь впечатлениями и рыбацкой мудростью поглощаем супец перемежая его стаканами огненной воды…

Расходимся по бричкам на покой, ужин закончен, завтра новый день с новыми ожиданиями. Засыпая, слышу, как мимо шарахаются местные рыбаки, лодки причаливают и вновь отходят. Там, где-то в глубине залива кипела своя - рыбацкая - жизнь, которая в эту ночь протекала мимо нас - это была последняя моя мысль за сегодняшний день....





  • Current Mood
    nostalgic nostalgic
astrolaz_w

Друзьям, оставшимся в Уругвае посвящается.....

Тиха ночь над Параной-рекой…

 

Солнце клонилось к закату. Пятничный Уругвай предвещал каждому своих забав и затей согласно ожиданиям будничной недели.

Я со своим соседом по гасиенде давно уже собирались провести выходные на рыбалке. Предвкушая несметный улов и осмеченую бухашку, мы всю неделю готовили снасти: точили крюки, проверяли сетки, соизмеряли нашу провизию с нашими возможностями. Договорившись на пятницу, что как только последний пастух вернется из прерий, мы трогаемся в путь.

Дело в том, что в наших окрестностях нет приличных рек, где можно выловить приличную рыбу, и потому все окрестные фазендейрос, по мере возможностей и желаний отправляются на нашу могучую Парану. До нее миль 60 и потому без брички до нее не добраться. У моего соседа была такая, но не было собеседника, с которым можно коротать время за удочкой, наслаждаясь уругвайской природой и размеренной беседой.

Мы отправляемся к тому месту: «откуда есть пошла земля уругвайская». Родина предков и первопоселенцев уругвайских необычайно красива по берегам Параны. Справа и слева расстилаются благоуханные прерии. Лето подходит к концу, но приближение осени только усиливает красоту редких рощ и пампасов, которыми так богато это место.

По мере приближения к могучей реке все чаще стали попадаться другие фазендейрос и вольнонаемные батраки в поисках рыбного места. У каждого в бричке был ворох различных снастей, каждый надеялся на удачу. Подъезжаем к переправе. Местные мучачос, следящие за переправой и собирающие дань с каждого проезжающего воза, пропускают нас с условием, что мы не станем переправляться на тот берег. Нам вполне было достаточно и этого.

Широкий берег расстилался, словно лента желто-песчаного цвета возле другой, темно-свинцовой ленты реки. Река была вспенена ветром и течением. Вечерело… Но уругвайское солнце – медленное солнце. Еще вполне хватало света, чтоб разобрать снасти и – вперед! На переправе  сидели такие же, как и мы, рыбаки в ожидании удачных поклевок. Здесь уже не стало всего того, было там: тревоги, заботы. Это другая жизнь, иное измерение, здесь все равны.

Переправа. Переправа была вся облеплена рыбачками, кто в лодках, кто без. Все ловили по течению, т.е. все с одной стороны. И закидывали по течению чтоб приманку от рыбака тянуло. Поплавков паранские рыбаки не применяют – баловство все это – когда клюет и так заметно, только удочку держи. Подсаживаемся и мы в промежутке, с одной стороны мужичек на лодочке привязался, с другой группа начинающих рыбачков. Работают все – значит клюет. Но вытащить клюнувшую рыбу весьма проблематично. Рыба боевая и упертая, сопротивляется до последнего, хоть и не пиранья.

Для нас важно до темноты успеть наловить что-то, чем заправить уху. Уругвайская уха, это целая поэма, особенно среди открытых пампасов и протекающей поблизости реки. Клев продолжался до сумерек, когда уже насадку стало невозможно напяливать на крюки, пошли готовить ужин.

Дрова – большая проблема в наших краях. Вдоль реки деревья  растут чаще, чем в прериях, но и здесь их надо поискать. Проблему осложняет то обстоятельство, что в округе не мы единственные рыбаки, которые также собирают дрова для своего ужина. В небольшой рощице неподалеку нашли несколько засохших деревьев, которые притащили для будущего костра. Несколько легких взмахов топора, несколько тонких всхлипов пилы, и костерок затрещал, и взвились искры в уже потемневшее небо.

Засуетились с готовкой. Есть-то охота. Рыбы удачно надергали: хватило и на уху и пожарить. В кастрюле уже кипел первый навар из мелочевки. Пора откидывать и заправлять рыбу покрупнее. Тем временем на наспех установленном столе уже была разложена нехитрая снедь, и в жестяных кружках теплился соответствующий напиток. Уха готова, с дымком, с запахом трав местных прерий. Под уху и за рыбалку…

Луна выкатилась на свой пост. Ветер почти стих. Местные какаду заткнули свои клювы до утра. Уставшие фазендейрос и вольнонаемные батраки делились своими переживаниями и опытом прошедшего дня за кружечкой местной текилы и иной огненной воды. Хорошо и тепло после боевого вечера. Со своими переживаниями подходит местный фазендейрос, чья гасиенда находится неподалеку отсюда, выше по течению. Говорит, что уже третью неделю здесь на берегу – весь в рыбалке. Жену отпустил к родственникам. Рыбы уже не один мешок засолил и отправил в Уругвай. Вот так вот слово – за слово и уговорили все наши питьевые запасы огненной воды. Пожелав удачной рыбалки и поделившись опытом разошлись по своим местам отходить ко сну.

Спали прямо в бричке. Крепко. Проснулись, когда какаду уже отпели свои первые, и наверно, вторые песни тоже. Солнце медленно поднималось, цепляясь за макушки редких деревьев. День обещал быть. Накануне, время от времени, срывался мелкий дождь, и потому хорошая погода добавляла доброго настроения. Снова поднимался ветер, который хорошо помогает от гнуса. Перекусили быстренько тем, что оставалось с ужина: жареная, но уже остывшая рыба, холодная телятина и компот – взбодрили и добавили сил. Рыба ждет!

Снова занимаем свои места. Прежние рыбаки уже на месте. Лов не такой как вчера. Меняется ветер и рыба начинает уходить с места. Через переправу потянулись утренние батраки на полевые работы, возы один за другим проезжают мимо нас, группы отдыхающих на своих бричках пытливо разглядывают наш улов. Погонщики мулов и ослов безмолвно проезжают мимо нас. Клевать перестает, начинают одолевать ненасытные комары. Решили сделать перерыв и испить горячего чаю.

Пасмурно. Вновь начинает срываться дождь. Комары улетели. Близится полдень. В попытках расклевать место пытаемся применить разные тактики. Иногда это приносит кратковременные поклевки, но без особо значимых результатов. Подходит вчерашний собеседник. И как водится у рыбаков, вся беседа сводится: «… а вот вчера…» или «… на прошлой неделе так брало…». Одним словом – пока нас не было, все было замечательно. Погрустнели. Вспомнили, что дома семьи, дети, хозяйство, которое требует своего ухода. Рыбалка подходила к своему логическому концу.

Широкая и быстрая Парана текла, как текла всегда, и до нас и после нас будет течь. Мы как комары прилетим – улетим, а она будет течь не обращая внимания кто и как и зачем. Жизнь не прекращается, не прекращается даже тогда, когда мы уже перестаем видеть, слышать, дышать……

 

 

"У Параны у реки,
 где живутоленеводы и рыбачат рыбаки..."
национальное пение

  • Current Mood
    satisfied satisfied